В 2016 году хотелось бы увидеть настоящий поворот в сторону промышленности

Константин Бабкин

В целом экономика выглядит печально, и старый либеральный курс продолжается

— Результаты года оказались разноплановыми. В целом экономика выглядит печально, и старый либеральный курс продолжается. Такое впечатление, что правительство придерживается следующей идеологии: особо ничего не менять, деньги экономить, ждать, пока подорожает нефть, и тогда мы снова заживем по-прежнему. Вот именно это и печально!

Если и позитив. Я все же чувствую признаки оздоровления ситуации. Идея изменить экономическую политику становится все более признанной и респектабельной. Теперь это обсуждают не только внутри оппозиционных партий, и не только они провозглашают данные принципы, но и в «Единой России» есть крыло, которое говорит (и не первый раз) о необходимости смены экономической политики. Озвучиваются меры по изменению налоговой системы и регулирования внешней торговли.

Мы годами об этом говорили, и вот сейчас наши идеи овладевают умами. Пока это почти не нашло воплощения в реальных шагах, но мы видим, что наши предложения поднимаются наверх, и это очень радует. Если говорить о той отрасли, где я работаю, то есть о сельхозмашиностроении, то для нас год был не плохим.

На фоне спада в мировом сельхозмашиностроени мы продемонстрировали впечатляющие результаты, добившись роста на 29%. А экспорт увеличился в полтора раза. Теперь наши машины поставляются на самые престижные рынки: в Америку, Германию, Англию и десятки других стран.

Изменение экономической политики для нашей страны является самым важным вопросом

Это результат труда нашего коллектива. Мы улучшали и модернизировали нашу продукцию. Сегодня она конкурентоспособна, и кроме того третий год действует программа субсидирования наших аграриев в случае приобретения ими российской техники. Финансируются научные и конструкторские разработки, поддерживается модернизация предприятия и выставки зарубежом.

Конечно, все это делается робко, не всегда системно и устойчиво. Нам постоянно приходится бороться за то, чтобы программа субсидирования была профинансирована. У нас нет уверенности, что выделят деньги в 2016 и последующих годах. Пока на программу 2016 года выделили в три раза меньше денег.

Так что перед нами стоит постоянная задача борьбы за финансы, но первые ласточки есть, и мысль о поддержке отечественного производства иногда приобретает черты практических решений. Да, пока они носят локальный характер, но результаты есть, и наша отрасль показывает, что и наша экономика в целом, наши люди очень отзывчивы на доброе отношение к себе со стороны государства и сразу же добиваются роста производства и в качественных, и в количественных показателях.

Мне бы хотелось наконец-то увидеть настоящий поворот в сторону промышленности уже в 2016 году. Авторитет страны в этом случае станет резко выше, и многие другие вопросы решатся сами собой. И я верю, что так оно и будет, пусть и не в следующем году, но все же он наступит. Такой поворот может быть связан с кадровыми изменениями в Центробанке (в первую очередь там) и в некоторых министерствах. Сейчас такое изменение экономической политики для нашей страны является самым важным вопросом. На мой взгляд, более важным чем события в Сирии или на Украине.

Источник: KM.RU

Итоги: производство в России выросло на 29%, экспорт в 1.5 раза

Вчера провели на Патриарших прудах Новогодний приём Росагромаша.

Настроение в этот раз было приподнятое: производство сельхозтехники в России выросло на 29%, некоторые заводы даже удвоили выпуск. Экспорт вырос в 1,5 раза, наши комбайны теперь продаются и на самых конкурентных рынках, например, в США, Германии и Англии. Было выведено на рынок 75 новых моделей машин для наших дорогих аграриев.
Так что санкции, девальвация и прочие пугалки для нас не страшны, а скорее идут в плюс.

Такой рост и достижения это результат добросовестного труда сотен тысяч людей, и мы благодарны всем, кто нас поддерживал.


Это мы с депутатом Владимиром Бессоновым (он поддерживает сельхозмашиностроение даже находясь в федеральном розыске) и с легендарным министром Александром Александровичем Ежевским (празднование его столетнего юбилея тоже было важным событием этого года).

Следующий год обещает быть не менее интересным.

С наступающим!

Источник

Самый мерзкий чувак в этой истории

1545280_original

Все посмотрели видео с недавнего заседания правительства Украины? Ну, где Аваков с Саакашвили? Довольно отвратительное зрелище, конечно.

Банда пауков захватила власть и решает судьбу нашей Украины, которую мы любим и которую — настоящую добрую Украину — сейчас загнали в подполье, лишили голоса.

Мне кажется, что любому человеку, если он не идиот, ясно, что антирусская политика Украине невыгодна, что эта политика лишает Украину перспектив.
В хунте есть проходимцы разных национальностей, разного происхождения. Кто-то ощущает себя гражданином не Украины, другой страны, частью другой нации, и работает на неё. Кто-то тупо рубит бабло. Кто-то считает, что производить подсолнечное масло и делать конфеты для экономики Украины вполне достаточно, только население надо сократить для гармонии, — разные подходы, наверное, внутри у каждого. Разных типов там собрали.

Самый отвратительный персонаж для меня вот этот.

Парень из Курска. Закончил Московский физико-технический институт, Факультет аэрофизики и космических исследований, специальность «Прикладная математика и физика». Всё как и я, только на 3 года раньше. В одной общаге в Долгопрудном жили.
Потом он оказался на Украине. Дослужился как-то до члена хунты, министр иностранных дел теперь. Проводит русофобскую политику, рвёт экономические и все прочие связи Украины с Россией. Знает прекрасно, что на пути, который он выстраивает, Украиной не будет производиться ни космических исследований, не будет ни аэрофизики, ни физики, ни математики достойного уровня. И России, в которой родился и учился, где увлекался наукой, сознательно вред приносит.

Ну да, по телевизору его показывают, ну да, небедный человек, наверное. Но не может он не понимать, что миллионы человек вниз тянет своей деятельностью.

Отвратительный тип.

Впрочем, у нас тут в Москве тоже этого добра достаточно. Из непонятного мира люди.

Оригинал взят у gwinplane в Лучшая роль второго плана

Константин Бабкин

Источник: babkin-k.livejournal.com

Константин Бабкин: Курс, проводимый в России, надо менять

Курс, который проводится в России с 1991 года, не ведет нас к победе и его надо менять, — заявил в своем выступлении на Московском экономическом форуме Константин Бабкин, известный промышленник России, соучредитель форума, лидер Партии Дела. Он подчеркнул, что сам форум выступает против такого курса.

12345463_10204983429219403_2949071815604839898_n

«Еще недавно наши идеи воспринимались с удивлением, но сегодня необходимость смены экономического курса ощущают очень многие», — уверен Бабкин. По его словам, это остро ощущают и отраслевые ассоциации, и предприниматели, и многие партии. «Даже внутри Единой России есть люди, которые выступают с этой позицией. Путин тоже обращает на это внимание», — вскользь отметил он.

«Мы проводим очередное заседание МЭФ под названием «Смена экономического курса — ответ на внешние угрозы» в преддверии основного форума, который пройдет в 2016 году. Этот год будет юбилейным годом от курса, заложенного Гайдаром», — заявил Бабкин. По его мнению, этот курс оторван от реальных интересов страны. «Технологическое отставание ведет к слабой обороноспособности. Эта слабость может быть очень опасной», — предупредил промышленник. И с ним нельзя не согласиться, потому что пример Украины слишком наглядный. «Наши люди не востребованы, у нас очень высокая безработица. Мы хорошо видим, что опыт Украины, где также много невостребованных людей, может быть перенесен и на Россию», — резюмировал Константин Бабкин.

В общем, по мнению соучредителя МЭФ, изменить экономический курс можно, и все инструменты для этого разработаны. У форума уже есть документ, где прописаны поэтапные действия. Теперь дело остается за правительством, которое пока, к сожалению, демонтирует нашу страну, превращая курс на импортозамещение в фикцию.

Источник: Регионы России

Послание Путина

Константин Бабкин

182243_800

Что услышал я, по порядку:

— продолжается жёсткая риторика в отношении руководства Турции.
По мне, так риторику пора смягчать. Эрдогана мы сместить не можем, нам с ним ещё жить. С Турцией тем более. Поругаться легко, а это серьёзная страна.

— «Конкуренция на выборах должна быть чистой и прозрачной».
Как раз сегодня утром мне сказали, что в Управлении внутренней политики Администрации Президента партию Дела относят в категорию таких, которые они «не чувствуют», поэтому «не рекомендуют» с нами сотрудничать. Этим, очевидно, и объясняется, что чиновники на местах стараются нас подавлять.  Например, партию Дела сняли с выборов в Костроме, отменяют выборы после нашей победы на муниципальных выборах в Приморье. Надеюсь, после выступления Президента подходы изменятся.

— рост объёмов несырьевого экспорта должен быть показателем работы министерств.
Не замыкаться на внутреннем рынке очень важно. Правильные слова. Для роста экспорта нужно дешёвое финансирование покупателей. Будет оно? Пока непонятно. Хорошо бы ставку ЦБ снизить для этого.

— строительство, автомобилестроение, лёгкая промышленность, ж/д машиностроение попали в зону риска, этим отраслям нужны «специальные меры поддержки».
Это правильно, может, и сельхозмашиностроение продолжат поддерживать. Адресные субсидии, программы поддержки утилизации, защитные меры применяются во всех успешных экономиках и часто дают хороший эффект.

— надо расчистить институты развития от плохих долгов.
Это про госкорпорации. Во многих образовались финансовые дыры. Важно не просто простить им долги. Важнее наладить их прозрачную и эффективную работу. Надеюсь, Президент имеет в виду именно это.

— надо поддерживать развитие Дальнего Востока.
Очень правильно.

Итого.
Про Украину и Донбасс, я так понял, не сказано. А ведь поддерживать экономическое возрождение этого региона очень важно.
Про смену экономического курса, про смену политики Центробанка продолжаем только мечтать.

Без смены курса реализовать потенциал страны нельзя.
Неплохое послание. Но не революционное.

 

Источник: ЖЖ Константина Бабкина 

Сбили самолёт. Какие выводы?

Константин Бабкин

Светлая память погибшему пилоту, надеемся на счастливый исход для второго.

Только не надо слишком истерить. К такому надо быть готовым, это же война. Это уже успех, успех бойцов и изготовителей оружия, что никто не погиб до сих пор, после многих сотен вылетов.

180483_original

Турки сбили? Ну да, мы там наступаем на ноги многим заинтересованным, вы не знали? Только не надо истерик, не надо стрелять по туркам, как некоторые предлагают. Надо делать выводы и строить дальнейшую политику исходя из имеющихся реалий. В Турции, очевидно, теперь должно быть меньше отдыхающих из России.
Ну и надо быть готовым, что сирийская история — это надолго.

Какой ещё вывод? А такой, что вести лихую внешнюю политику в дальних странах, имея под боком нерешённый вопрос Новороссии и всей Украины, ведя неясную экономическую политику у себя дома, – рискованная стратегия.

Сейчас Россия борется на нескольких фронтах. Формирование правильной экономической политики, промышленное возрождение страны — самый важный.

Сирийский фронт тоже очень важен. Светлая память герою.

Источник: ЖЖ Константина Бабкина

А дальнобойщики-то правы!

mnrbD0R

Мои симпатии, симпатии партии Дела в споре водителей-дальнобойщиков с экономическими властями – на стороне водителей.

Во-первых, у нашего государства и так денег невпроворот: как ожидается, профицит бюджета вырастет в этом году до 70 миллиардов долларов (5,5% ВВП). В прошлом году также был профицит — 59 миллиардов долларов. Кроме того, если бы даже государству реально были бы нужны деньги, можно было бы начать возвращать резервные фонды, начать экономить на непроизводительных имиджевых проектах, начать реальную борьбу с коррупцией и выводом капиталов.
Но нет. Решили ввести новый налог, решили собирать ещё больше денег. Рассчитывают собрать дополнительно полмиллиарда долларов в год.
Какова государственная логика? Непонятно.

Во-вторых. Допустим, государству действительно были бы нужны деньги. Откуда правильно было бы их взять?
Логично выглядели бы повышение пошлин на импорт предметов роскоши, повышение налогов на сверхвысокие зарплаты, повышение пошлин на экспорт необработанного сырья и импорт товаров, аналоги которых производятся в России. Такие сборы не сильно вредили, а то и помогали бы развитию российской экономики.
Выбран же самый вредный путь — ввести налог, облагающий не потребление, а созидание, налог, прямо ослабляющий экономическую деятельность в России. Планируемые сборы приведут к удорожанию перевозок, приведут к удорожанию всех товаров и всего производства в России, и таким образом снизят конкурентоспособность нашей экономики.

Когда-то, года три назад, партия Дела доказывала всем, что при правильном налогообложении бензин в России должен стоить 15 рублей за литр.
Профсоюз дальнобойщиков тогда поддержал этот лозунг. В частности, на улицах и на трассах появились грузовики с соответствующими лозунгами. Тогда мы добились того, что были отложены планы правительства довести цену бензина в России до западноевропейского уровня. Если бы мы тогда сидели тогда на попе ровно, то все покупали бы сейчас 92-й по сто рублей за литр.

Сейчас похожая ситуация. Кто-то наверху не успокоился и посчитал, что если не удаётся поднять цену на бензин, надо ввести платный проезд по дорогам.
Неправильное желание.

Мы должны поддержать дальнобойщиков.

Источник: ЖЖ Константина Бабкина

Константин Бабкин: Нашим партнерам должна быть выгодна развитая Россия, а не стены и торговля углеводородами

Московский экономический форум набирает обороты и расширяет географию. На этой неделе состоялась первая выездная сессия за пределами России – в Германии. О том, что это мероприятие – важная площадка для обоих государств, а не «междусобойчик бизнесменов», говорит состав участников – в числе российской делегации был глава Минпромторга Денис Мантуров, с немецкой стороны – экс-министр экономики Вольфганг Клемент, ряд весьма влиятельных экспертов, бизнесменов и политиков. Помимо собственно форума, гости приняли участие в открытии выставки сельхозтехники, а Мантуров провел ряд встреч, в том числе, с бывшим канцлером Герхардом Шредером. О чем шла речь на форуме, как влияет бизнес на европейскую политику и где ждать точек роста, рассказал в интервью Накануне.RU сопредседатель МЭФ, президент ассоциации «Росагромаш», глава ПАРТИИ ДЕЛА Константин Бабкин.

image_big_87659

Вопрос: На этой неделе проходит выездная секция МЭФ в Германии – расскажите, что побудило обсуждать проблемы бизнеса в Берлине?
Константин Бабкин: На форуме был наш министр промышленности Денис Мантуров, и немцы во многих выступлениях заявляли, что им непонятны разговоры об импортозамещении в России, им непонятно, что это такое и, может, нам это «совсем и не нужно». Но выступающие с нашей стороны, в том числе и министр, и я – мы пытались донести такую мысль: союз России и Германии – цель привлекательная, мы знакомы друг с другом сотни лет, наши страны будут сотрудничать еще столько же, но наши отношения не должны сводиться к примитивной идее, когда из России поставляется сырье, а из Европы, из Германии идет все остальное – промышленная продукция, продукция сельского хозяйства. Наши отношения должны диверсифицироваться, и направление экономической политики в России в последнее время состоит как раз в развитии промышленности и сельского хозяйства. Все это и проходит под лозунгом импортозамещения.
И мы постарались до немцев донести мысль, что это, как раз, не противоречит интересам Германии, а дает возможность немецкому бизнесу получить гораздо больше выгод, чем при примитивном обмене сырья на товары. Потенциал России огромен и в области сельского хозяйства, и промышленности, это все видят, и это звучало практически во всех выступлениях. И если будет проводиться правильная экономическая политика в России, то немецкие компании, немецкие инвесторы смогут получить очень большие выгоды, участвуя в промышленном и аграрном развитии России.
Мы постарались объяснить, что импортозамещение – продуктивная цель и находится в сфере интересов всех сторон. И мне кажется, что немцы это поняли. Даже бывший министр экономики Германии Вольфганг Клемент сказал, что «мы не можем возражать против вашей политики в области развития экономики, это очень разумная вещь и действительно не противоречит нашим интересам».

Вопрос: Обсуждали ли действие санкций, их влияние на отношения между бизнесом двух стран, урон?
Константин Бабкин: Темы санкций и Украины звучали, хоть и не были центральными. Мы постарались донести мысль, что политика на отрыв Украины от России, которая проводится современным киевским правительством и поддерживается с Запада, приносит вред России, приносит вред Украине, потому что вгоняет ее в депрессию, а депрессивная Украина не является хорошим партнером и для Европы.
Мы пытались убедить наших партнеров, что нужно не строить стены между Востоком и Западом, не пытаться толкать их в разные стороны.
Раньше стена была в центре Берлина, сейчас стену строят на границе России и Украины, на границе Литвы и Белоруссии. Я спросил их, что неужели немцев нужно убеждать в том, что стены – это болезненная и вредная вещь? Нужно не языком санкций и конфронтации разговаривать, а находить общий интерес. Думаю, эту идею тоже они поняли, многие ее поддержали.
Словом, состоялся конструктивный, на мой взгляд, разговор. Мы не изменим политику наших стран, но чуть-чуть, в силу своих возможностей, повлияли на мозги людей, принимающих решения. Думаю, у нас получилось интересное мероприятие.

image_big_87617

Вопрос: Что для них приоритетно — какие проекты, направления, может быть, они выделяют?
Константин Бабкин: Название фирмы «Claas» звучало во многих переговорах. Вы, наверно, слышали, что компания построила сборочное производство сельхозтехники в Краснодаре и сейчас добивается того, чтобы продукция этой компании была включена во все программы государственных субсидий в России, была полностью принята как продукция российского производства.

Мы сказали, что инвесторы – это прекрасно, что сельхозмашиностроение будет развиваться, производить в России – это правильный шаг, но на месте компании «Claas» мы бы предложили не стремиться к тому, чтобы смягчить законодательство России, изменить его, не получить какие-то отдельные преференции, а компания «Claas» должна реально сделать серьезные инвестиции и ставить на свою технику российские моторы, российские коробки передач, и таким образом соответствовать букве закона и на этом основании претендовать на получение субсидий.
Министр Денис Мантуров провел несколько встреч, встречался со Шредером, с министрами экономики и сельского хозяйства ФРГ, на всех этих встречах тема компании «Claas» звучала. И на выставке сельхозмашиностроения звучало это название тоже. Это небольшой пример разговоров, которые проходят вокруг сельхозмашинострония. Затрагивались и темы поставки углеводородов, поставки станков, турбин из Германии, поставок комбайнов из России в Германию.

image_big_87592

Вопрос: Мантуров сказал о том, что экспорт российской сельхозтехники удвоился в этом году, техника пользуется спросом, в том числе и в Германии. Действительно есть такой спрос?
Константин Бабкин: На сельхозмашиностроительной выставке в Ганновере, которая открылась на этой неделе, размещен большой российский стенд. Он полон народа, очень большой интерес к нему со стороны немецких фермеров и производителей из других стран. Я общался с нашим дилером в Германии, который говорит, что комбайны продаются, отработали по несколько лет, и впечатления от них очень хорошие. Министр вручал ключи новым покупателям российских комбайнов. Действительно, экспорт наш удвоился, и уверен, что на следующий год перспективы хорошие, не удивлюсь, что опять будет удвоение. Признание наша техника получает.

Вопрос: Политика Евросоюза в последнее время описывает довольно интересные кульбиты, как в Германии относятся к ним, в частности, к той же миграционной политике?
Константин Бабкин: По крайней мере, на официальных переговорах мы это не обсуждали, это выходит за рамки наших экономических тем. На отношениях между российскими и немецкими предпринимателями эта проблема не сказывается ни в хорошую, ни в плохую сторону. Но в частных разговорах с бизнесменами эта тема действительно постоянно звучит, все пребывают буквально в шоке от того, что происходит. Она действительно, очень обсуждаемая, всех волнует, никто не видит путь ее решения.

Вопрос: Это первый опыт проведения выездной сессии форума в стране ЕС, считаете ли его удачным, будете ли продолжать, развивать его?
Константин Бабкин: Это была первая выездная сессия МЭФ за пределами России. Неслучайно мы провели ее в Германии, это важнейшая страна Евросоюза. Думаю, что этот опыт действительно успешен. Мы не планируем пока еще куда-то выдвигаться из России. Если будут действительно серьезные международные темы, которые влияют на нашу экономику, мы будем их обсуждать, но пока таких конкретных планов нет.

Вопрос: Форум – это обмен мнениями, но и более тесные контакты между предпринимателями. Можно ли рассматривать форум как некую точку роста в двусторонних экономических отношениях, на Ваш взгляд?
Константин Бабкин: На таких форумах мы обсуждаем общие проблемы, не заключаем контрактов. Но думаю, что это очень важное мероприятие. Я бы не назвал это точкой роста, скорее — местом для снятия напряжений. Мы хотим, чтобы люди на Московском экономическом форуме отвлеклись от насущных проблем, контрактов, и посмотрели немного в будущее общим взглядом. Думаю, это помогает лучше понимать друг друга и приводит, в итоге, к принятию более взвешенных решений. Мы делаем важную работу, а точки роста будут уже в реальной экономике.

Источник: Накануне.РУ

Автор: Сергей Табаринцев-Романов

 

Константин Бабкин: Правильная экономическая политика — ключ к усилению России в мире

Европа, натерпевшись кнутов и подавившись пряниками, начала сопротивляться – сначала мы видели бунты фермеров, которые со стартом санкционной войны с Россией начали терпеть убытки. Теперь решил сопротивляться и крупный бизнес – 9 ноября в Берлине примут российскую делегацию во главе с министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым — там пройдет выездное заседание Московского экономического форума. Заявленная тема: «Российско-германские экономические отношения: настоящее и будущее». Германию представят руководитель Ostinstitut Wismar, министр экономики ФРГ в 2002-2005 гг. Вольфганг Клемент и министр финансов Германии в 2005—2009 гг. Пеер Штайнбрюк.
По оценкам специалистов, экспорт немецких товаров в Россию сократился на 6 млрд евро, что может стоить экономике Германии 60 тыс. рабочих мест. Немецкие машиностроители потеряли 60% заказов из России.
Европейцы в целом, Германия в частности, терпят громадное сокращение экспорта товаров в Россию, потерю рабочих мест, снижение производства, хотя, по большому счету, устремления политиков и бизнеса расходятся. В этих условиях необходимо искать новые точки контакта, способы укрепления связей и сотрудничества. Как считают эксперты, пришло время восстанавливать диалог с большими игроками на международном поле и вернуться от монополярного мира к мультиполярному, снятие «экономической осады» с России будет выгодно для всех европейских стран. Какие пути выхода из сложившейся ситуации существуют, и как будут развиваться, поддерживаться связи России и Европы, кто страдает сильнее от санкций – об этом в беседе с Накануне.RU рассказал сопредседатель МЭФ, президент промышленного союза «Новое содружество» Константин Бабкин.
image_big_73862

Вопрос: Расскажите, каковы цели и задачи международной секции МЭФ, почему Мантуров решил возглавить делегацию, насколько это важно и знаково?
Константин Бабкин: Хочу Вас немного поправить: дело в том, что Денис Мантуров не то чтобы возглавит, но примет участие в заседании. Среди выступающих: известные ученые, предприниматели, хотя с германской стороны, в основном, больше политики, имеющие понятие перспективы и взгляд в будущее — бывший министр экономики, бывший советник канцлера Гельмута Коля.

Напомню, что зимой проходила в Москве российско-германская секция Московского экономического форума, и сейчас состоится наш ответный визит. Ситуация в мире непростая, и отношения с Евросоюзом неопределенные, в этой ситуации важно все равно «держать окно открытым», общаться, искать общие интересы. Для России Германия — это все равно важнейший европейский партнер, стержень Евросоюза, там принимаются многие решения. И поэтому мнение немецких предпринимателей и общественных деятелей для нас важно, и нам важно доносить точку зрения российскую, не официальную точку зрения, а точку зрения предпринимателей, занимающихся несырьевым производством.

Вопрос: Ну, например, о чем расскажете Вы?
Константин Бабкин: Я в своем выступлении хочу сказать, что сейчас политики по ту сторону Атлантики высказывают опасения, что Россия и Германия могут заключить какой-то союз, и, мол, нужно делать все, чтобы этого союза не произошло — для этого зону напряженности между нами выстраивают в Восточной Европе, влияют как-то на немецких политиков, у нас с журналистами работают. Мы будем говорить, что, конечно, союз такой был бы привлекателен – у нас поле для сотрудничества огромное. Важно выстроить наше сотрудничество так, чтобы никто его не боялся, чтобы, наоборот, мы были локомотивами роста для окружающих государств. Ну, и такой союз не должен носить однобокий характер, как это иногда выглядит — что из России поставляется сырье, а нам везут все остальные продукцию – тут нужно какое-то согласованное совместное развитие.
Обсудим и то, интересно ли немцам сотрудничество с Россией, или они будут плыть по течению, задаваемому по ту сторону Атлантики, строить заборы в Европе. Вот сейчас Литва собирается строить забор между собой и Белоруссией. Я думаю, что на Литву может повлиять, в том числе и позиция Германии.
Будет ли Европа разделенная, напряженная, я имею в виду Европу в широком смысле — от Урала до Лиссабона — либо мы будем прокладывать дорогу в направлении постепенной интеграции — вот какой вопрос стоит. Дорога, конечно, будет непростая, длинная, но все равно я думаю, что мы все в ней заинтересованы.

image_big_75273

Вопрос: Как подобные форумы могут повлиять на взаимоотношения Германии и России, Европы в целом и России?
Константин Бабкин: Конечно, ожидать, что один форум что-то может реально изменить — слишком оптимистично, но у Европы с Россией многовековые связи, внести какую-то небольшую лепту в поддержание этих связей, внести ясность мыслей, я думаю, мы сможем. Интерес проявляется к форуму, у нас нет рычагов давления на власть, но для тысяч и миллионов людей все равно происходят изменения.

Вопрос: Как бы Вы охарактеризовали отношения бизнеса России и Европы, Германии, в частности?
Константин Бабкин: Вообще, это очень рабочие отношения, политических пертурбаций нет, мы не ощущаем каких-то изменений, и нам очень важно сохранять такой подход. Политические настроения оторваны от экономических реальностей — кому нужно сеять хаос на Украине? Это бизнесу точно не нужно — ни немецкому, ни российскому. Какие-то политики заезжие этим всем занимаются на Украине, провели там государственный переворот, не дают восстанавливаться экономике, рвут связи между Россией и Украиной, тем самым подрывают ее экономику — из-за этого страдает Евросоюз. Все это затеяли не предприниматели, а какие-то политиканы. Бизнес продолжает работать, это очень важно, и МЭФ будет, я надеюсь, выразителем интересов тех людей, которые занимаются делом.

Вопрос: То есть, можно сказать, что санкции никак не повлияли на взаимоотношения бизнеса?
Константин Бабкин: Никак. Может, какие-то накладки и есть, но отношения между предпринимателями не изменились. Иногда приходится учитывать, что мы не можем продать комбайны в Иран, потому что на него наложены санкции. Или в Брюсселе обсуждалась идея запретить поставки запчастей для сельхозтехники в Россию под предлогом, что это продукция двойного назначения. Но сами же европейцы, сами же немецкие предприниматели сказали, что это полный абсурд — накладывать такие ограничения, рвать отношения, в которые вложены огромные деньги, огромный труд, в которых большая перспектива. И эти санкции в сельхозтехнике не применяются.
Может, в каких-то других отраслях санкции повлияли на реальный бизнес, но еще раз подчеркну – на отношениях между людьми, между руководителями предприятий это вообще никак не сказывается, и многие очень негативно отзываются об этих санкциях.

image_big_82585

Вопрос: А можно ли сказать, что европейский бизнес страдает от контрсанкций со стороны России? Мы ведь видели и забастовки фермеров в Европе…
Константин Бабкин: Да, есть определенные решения государственных органов, которые вредят бизнесу. Бунт и в Польше был, и во Франции, и в Германии – европейцы говорили, что санкции вредят им, вредят сотрудничеству с Россией. Это то, о чем я и говорю – экономисты, предприниматели, бизнесмены никак не заинтересованы в санкциях. Санкции, конечно, вредят, вредят даже угрозы санкций — ставят под угрозу многолетние отношения. Пользы они не приносят точно.

Вопрос: Но ведь и дело не только в войне санкций? Там речь идет о снижении поддержки со стороны государства? Насколько вообще сопоставим уровень этой поддержки в ЕС и в России?
Константин Бабкин: И если уж мы заговорили о положении дел европейских фермеров, то надо понимать, что в их доходах 40% составляют дотации государственные. Таким образом государство поддерживает и сельское хозяйство, поддерживает спрос на промышленную продукцию, защищает свой рынок и решает социальные вопросы. Если в Европе 500 евро на гектар дотаций, то у нас пять. И если посмотреть, как наши пять распределяются, то мы увидим, что львиную долю получают несколько агрохолдингов, а многим хозяйствам не достается никогда и ничего из господдержки. Поэтому можно вообще сказать, что у нас нет финансовой господдержки для сельского хозяйства, и нашим фермерам приходится конкурировать зачастую в открытом рынке с такими же людьми, которые 40% получают от государства. Конечно, это часто носит несправедливый характер и ослабляет конкуренцию. Это нужно исправлять.
Если у нас будет правильная экономическая политика, то, конечно, наше сельское хозяйство в несколько раз больше может производить продукции, чем сейчас, и наши крестьяне могут жить гораздо обеспеченнее.

image_big_84757

Вопрос: Что-то изменилось, когда объявили курс на импортозамещение?
Константин Бабкин: Курс объявили, но сказать, что политика стала адекватной, пока нельзя.
Стабильной политики на поддержку производства мы не ощущаем — достаточно посмотреть на политику Центробанка, который делает все для того, чтобы подорвать развитие промышленности, на налоговую систему, которая никак не стимулирует вложения и инвестиции, на политику в области образования, которая не способствует появлению грамотных специалистов, на политику министерства культуры, про которую многие говорят, что она ведет к оболваниванию людей. Курс остается либеральным, ведущим к сокращению населения, к ликвидации производства в России, к превращению ее в сырьевой придаток, и все это делается под громкую риторику импортозамещения, поддержки села.

Есть отдельные, частные решения для поддержки промышленности, но в целом экономический вектор неблагоприятен для производства. Например, ввели ограничения на импорт сыров из Евросоюза, из-за этого решения был большой шум, но все-таки это решение состоялось, некоторые наши фермеры даже поверили, что можно теперь заниматься производством сыра в России. Но вот на днях мы читаем, что с нескольких предприятий, отдельно избранных почему-то в Швейцарии, наш Россельхознадзор снял санкции и теперь опять Европе можно поставлять нам сыр. Таким образом, инвесторы, которые вложились в производство сыра в России, окажутся в убытках, их инвестиции окажутся бесполезными. Риторика есть, ситуативные решения есть, а долгосрочной политики — нет.

Вопрос: Каким Вы видите выход из ситуации, какой прогноз?
Константин Бабкин: Я думаю, что со временем в России все-таки появится правильная политика, направленная на развитие, а когда мы сами станем разумными, станем четко высказывать свой интерес и его преследовать, станем экономически развиваться — мы станем гораздо более интересными партнерами для всего мира, в первую очередь для стран СНГ, стран Таможенного союза и, конечно, мы станем более привлекательными и надежными партнерами для стран Евросоюза и Германии, в частности. Для всего мира мы станем более понятными и предсказуемыми. Поэтому сейчас главная вещь — это наладить правильную экономическую политику. И я думаю, что рано или поздно это состоится.

Накануне.РУ